Animals: Life outside the city

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Animals: Life outside the city » Запад » Юго-Западные чащи


Юго-Западные чащи

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Конечно, до тропиков и тут далеко, но все-же климат чуть мягче. Среди хвойных деревьев даже появляются лиственные, в основном, невысокие кривенькие березки. Впрочем, высокая растительность быстро сходит на нет, а местность плавно перетекает в болотные низины, которые чуть дальше заселены людьми и их непонятными дурно пахнущими орудиями орудиями. Именно эта более тёплая территория находится на западе, рядом с высокими горами, окружающими Южные земли.

0

2

------> саванна. место общего сбора;
Совушка решила, наконец, остановиться. Эр медленно начала спускаться вниз, стараясь не задевать ветки окружавших её деревьев. Стрела, конечно, не впервые опускалась здесь, но после долгого и утомительного полёта, ей всегда было трудно опускаться на землю. Да, на землю. Сейчас птице не хотелось сидеть на ветке или в дупле, ей хотелось коснуться когтистыми лапами рыхлой и мокрой земли. Не раз Эр задумывалась, почему ей так нравится земля после дождя. Наверное, ей настолько надоела грубая кора деревьев, что зная об опасности, которая может ожидать сову, она всё равно опускается вниз.
Эр, пусть и хищница, но занятная добыча для волков, лисов, медведей, да, в общем-то для любых хищников, превышающих её размер. У птиц всегда преимущество: они летают, и в любой момент, находясь на земле, чувствуя опасность, Эр готова была воспользоваться этим преимуществом.
Запахло мышью, но Остроглазой совсем не  хотелось есть. Она просто прилетела сюда, чтобы наслаждаться тишиной, а ещё чтобы походить по земле. По мокрой земле, которую только что смочил дождь. Чувствуя этот запах свежести и...
- ... и чего же ещё? - пролетело в голове Эр. - Ах да, ...
- ... свободы.

0

3

холивар из-за еды, насоклько я помню?
ок

  " - Когда-то давно в наших лесах не было зим. И совы были дневными птицами, с большими, шумными крыльями. Они пели. Прекрасно, словно горные ручьи. Но пришли времена, когда темное время суток завладело небом и зимы, холодные белые птицы с темными глазами, накрыли наши горы белыми плащами. Всем птицам...всем совам стало тяжело. Старая Птица видела это и страдала за своих детей. Птичий народ собрался, чтобы спросить совета у своего мудрого духа. Птицы стали просить у Старой Птицы помощи. Мы - Совы - попросили у Старой Птицы тончайший слух и бесшумный полет, чтобы стать призраками в наступившей ночи. Старая Птица любила своих детей. Она сказа им: "Я могу дать вам все, что хотите. Но я - суть гармонии, равновесия. За тонкую бахрому перьев и слух вы должны дать мне что-то." И совы отдали ей Голос. Старая Птица отдала его маленьким птицам, вместе с Сердцем и Храбростью. Поэтому пичуги поют, прославляя весну - Голос вселяет в их сердце храбрость, а Храбрость помогает им выжить. Поэтому Совы никогда не поют. Они научились слушать, взамен потеряв способность говорить. Говорят: "Упадет игла с сосны, ястреб её увидит, сова - услышит, сорока - расскажет." А теперь спите, мои совята, завтра будет новый день. "
  Голос матери в моей голове затих. Эта сказка была одной из моих любимых, именно её первой я попробовала "создать". Создать - это значит иллюстрировать с помощью своего дара. Именно эту сказку я помню с самого Начала, как будто мать рассказывала её еще яйцам, блеклой не треснувшей скорлупе.
  Здесь, в местных лесах, обитатели тоже верили в Духов. Но в наших краях все звери и птицы верили в одного, общего Старого Зверя(или, в моем же случае, Птицу), который каждому представал в разном обличье, в зависимости от его Рода. Старая Птица должна была бы, по канонам фольклора, представляться мне старой, темноглазой неясытью с огромными крыльями. Но я, закрывая глаза, всегда видела небольшую, песчано-желтую совушку-старушку. Её оперение издали походило на фактурную старую бумагу, и шуршало так же. Мне нравилось представлять, как она летит, шурша, точно листопад, сжатый до размеров сердца, грудной клетки, кончиков когтей. С нею ассоциировалась теплая, ранняя осень. Прозрачный воздух, сухой, золотисто-изумрудный лес, выбеленное летней жарой небо. Я верила, что она живет в ветвях старой ели, на самой верхушке, видной из нашего гнезда. Там часто застревала луна, большой белый глаз. Нет, я не верила. Я знала.
  Легкий ветерок взъерошил перья, как я ни старалась их пригладить. В его дуновении чувствовалось что-то от зимы. Еще ничтожно маленькое, так, намек. Осенние ветра всегда таят в себе крошечную льдинку. Напоминание. Предупреждение. Маленьким птицам время запасаться Храбростью, большим - старанием, и всем им вместе - терпением. Я слегка раскрыла крылья, чтобы размяться. Ветки, - росчерк туши по еще летнему небу, - качнулись, махнули мне на прощание. Я снялась в насиженного местечка и поплыла бесшумно по чаще, сопровождаемая только ветром. Нужно было найти что-нибудь перекусить.
  Все утро шел невыносимый дождь. В такую погоду всякая живая тварь старается - по крайней мере из тех, что входят в мое меню, - забиться в какой-нибудь угол и помирать там от скуки и ожидания. Помирать лучше в моих когтях,  - по крайней мере мой желудок такого мнения. Потом на земной свежей земле показался светлый знакомый силуэт. Птица. Сова.
  Я тихо приземлилась на мокрую ветку одного из деревьев, окружавших потаенную полянку из числа тех, что люди принимают за ложбинки и не считают даже за поляну, игнорируя множество звериных троп. Ну, а птичьи тропы кто исчислит? Этого не отнять, карта голубого глубокого небосвода - это в сердце, в альвеолах и очинах каждого пера одновременно. Это, как говориться, не лечиться. Сова - смелая! - вышагивала по чернозему, как маленький пернатый солдат. Ветер срывал в деревьев капли, вытался вести расстрел, но не попадал. Я сидела тихо, просто наблюдая.
- ...свободы, - заключила незнакомка.
  Что это значит? Не хватает или хватает, нужно или не нужно, хочется или поперек горла стоит? Я тихонько ухнула, привлекая её внимание, чтобы меня не сочли за агрессора. Совы не поют. Не поют.

0

4

--------------------------------------------------------------------------------->>> Саванна. Место сбора.

Рыжий, измотанный случившимся, лис. Он брёл по тропинке вместе со своей сестрой. Лис уже несколько минут молчал, обдумывал не только то, что произошло, но ещё и то, куда пропала Ритош. Ветер шумел. Земля была липкой и жидкой после сильного ливня. Наконец Нил заговорил:
- Ну и денёк сегодня, сестрёнка, никогда бы не подумал, что когда-то стану свидетелем чего-нибудь настолько масштабного. Лучше бы лежал себе спокойно в норе, слушал щебетание птиц и болтал бы с Ри или с Роберто на самые разные темы, возможно, даже мистические. Лучше, чем то, что я имею сейчас. Брат - неизвестно где, собственно как и Патераки. Одно хорошо - ты со мной, Вьетта. что ты вообще думаешь, на  счёт всего этого?
Лис вздохнул. Спокойно выслушал ответ своей сестры и уселся на траву. На мокрую, липкую траву, до сих пор покрытую дождевыми каплями. Левой лапой Нил смахнул одну такую каплю с зелёного листочка. Лис улыбнулся, повёл усами и принюхался. Пахло птицами.
- Ты чуешь их? - поинтересовался рыжий. - Я думаю, они недалеко. Ты не голодна? Лично я, жутко проголодался после всего этого бардака. И хочу перекусить парой птичек. Вьетта, думаю, тебе тоже стоит поесть, а заодно развеятся на этой небольшой охоте. Пойдём.
Лис поднялся с земли. Отряхнулся. И вопросительно взглянул на свою сестру. Она как всегда казалась милой и дружелюбной. Воспитанная и спокойная лисица, которая никогда не бросила бы его в беде.
- Ну что, пошли?

0

5

---------------->Саванна. Место сбора.
Чёрная лисица след в след следовала за рыжим братом. Земля была мокрой и скользкой, прилипала к подушечкам лап и холодила их. И не мудрено, после такого-то ливня...
- Не очень приятное ощущение, - подумала Вьетта, передёрнув плечами и немного брезгливо стряхивая налипшую землю.
Наконец, Нилл успокоился и заговорил:
- Ну и денёк сегодня, сестрёнка, никогда бы не подумал, что когда-то стану свидетелем чего-нибудь настолько масштабного. Лучше бы лежал себе спокойно в норе, слушал щебетание птиц и болтал бы с Ри или с Роберто на самые разные темы, возможно, даже мистические. Лучше, чем то, что я имею сейчас. Брат - неизвестно где, собственно как и Патераки. Одно хорошо - ты со мной, Вьетта. Что ты вообще думаешь на счёт всего этого? - под конец спросил он её.
Вьетта честно подумала, и, сев на мокрую траву, стала отвечать, осторожно подбирая слова:
- Я, честно говоря, взволнованна. Глубоко внутри. Что-то задело меня в этот раз. Но я никак не пойму - что. И это меня гложет. Роберто, как ты говоришь, исчез, Ритош тоже куда-то пропала... Но будем во всём искать светлую сторону, - чёрная улыбнулась и продолжила, - По крайней мере ты теперь сосредоточен на нашем клане, а не на этой озорной лисичке. Как и я, впрочем, не отвлекаюсь на передряги Роберто.
Брат, внимательно её выслушав, сел рядом на траву. Неожиданно он улыбнулся, и, принюхавшись, поинтересовался:
- Ты чуешь их? - Вьетта, принюхавшись, почувствовала присутствие птиц, и кивнула в ответ, - Я думаю, они недалеко. Ты не голодна? Лично я, жутко проголодался после всего этого бардака. И хочу перекусить парой птичек. Вьетта, думаю, тебе тоже стоит поесть, а заодно развеятся на этой небольшой охоте. Пойдём.
Он поднялся с земли, отряхнулся и вопросительно посмотрел на Вьетту:
- Ну что, пошли?
Вьетта встала, и отряхнувшись, ответила:
- Ну пойдём. Может, и я перекушу, - она улыбнулась и направилась вперёд.

Отредактировано Вьетта (2013-03-17 21:03:22)

0

6

>Саванна. Место сбора.
Лис неспешной трусцой брел меж густых зарослей кустарника. Саванна осталась далеко позади, но тяжелый ледяной ком тащился рядом, тут же, давил на плечи, застревал в горле. Германик думал о том, что случилось на поляне и сердце его сжимала какая-то непонятная тоска. За все собрание лис не проронил ни слова, не смотря на всеобщий галдеж. Многие из его клана были, кажется, недовольны этим, но Вий не считал нужным объяснить свое поведение. Говорить, по сути, было нечего. Роптать или возмущаться? Зачем? Но вот слушать - это было куда важнее, а уж слушать лисы умеют как никто другой. Крестовка остановилась, вслушивалась в шуршание дождя. Август Германик не любил воду, гулять в дождь было для него утомительно и неприятно. Но, к сожалению, телепортацией он не владел. Из саванны нужно было вернуться домой, что он и делал. Все лисы разбрелись в разные стороны, за ним шествовали они лишь только на выходе. Так сказать, соблюдали официальную часть. Теперь же где-то позади него шли лишь Нилл и его черно-бурая сестричка. Вий вздрогнул, когда особенно большая капля сорвалась с ветки и ударила его в затылок. Мокрая тяжелая шуба пахла осенней листвой. Лесной зверь.
Смерть вожака волков была шокирующим, но фактом. Еще более ужасно было то, что преемником стал убийца, дух. Лис неподвижно застыл у звериной тропы, принюхиваясь. Пахло мышами и еще, кажется, совами. Это могло быть опасно, ведь иные сов иные брезгуют и лисами. Из старых, огромных филинов. Лис поднял узкую черную морду и вгляделся в переплетение ветвей над головой, но высокие сосны и ели, мокрые и молчаливые, ничего ему не показали. Если птицы и были, то дальше ,в той стороне, откуда дул ветер. Пока Август Германик стоял, покачивая кончиком хвоста, оба соклановца нагнали его, но сели чуть поодаль, заведя разговор о еде. Запах сов не укрылся и от них. Поворачивая чуткие треугольные уши, предводитель думал о том, как успокаивает его такой разговор. Конечно, многие бояться. Некоторые не понимают всей ситуации. Но лисы никогда не падают духом и в первую очередь думают о своей шкуре. Вий повел плечами и несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, чтобы успокоить трепещущее сердце. Птица в грудной клетке. Мертвый воробей.
Она повернулся полу боком к идущим к нему лисицам, ожидая их, чтобы присоединиться к охоте и немного отвлечься. Да, но затем следует найти Блуд и хорошенько обмозговать всю ситуацию. Но это потом, часом, днем, вечностью позже. Сейчас - охота. Лис почувствовал, как его тело становиться стрелой, которую вкладывают в лук и медленно, но верно натягивают тетиву. Мир стал ярче, запахи - куда острее, звуки глубже. Мускулы напряглись и налились силой, кровь гнала азарт и нетерпение по жилам. Перед глазами заплясали кровавые мушки. Охота, охота, охота. Очищает мысли, дает отдых. Помогает. Германик не представлял себе финальную сцену с убиением, морем крови и перьями на фоне черных веток. Он отлично знал, что фортуна может быть на чьей угодно стороне и поменять эту сторону семьдесят раз за схватку. В жизни лесного зверя ежедневно происходит множество трагедий, и никто не удивляется им. Напротив, они привычны, они - как эритроциты в крови, без них никуда. Кого пожирают, кто-то остается голодным, кто-то получает все.
- Вы в порядке? - просил он Вьетту с братом, когда те достигли наконец куста, у которого сидет лис-крестовик. Он сказал это негромко, на выдохе, с удивлением услышав собственный хриплый голос. Кажется, он молчал целую вечность. Вид у черно-бурой лисички был несоклько потерянный, но тем не менее бодрый. Её брат и вовсе держался словно ничего не было. Август Германик смотрел на эту парочку и думал ,что хорошо, когда у тебя кто-то есть рядом.
"Успокойся, у тебя целый клан есть. Они теперь будут тебе вместо лисят."

+1

7

Совиное уханье донеслось до остроглазой. На некоторое время сова просто остановилась, стараясь понять, зачем другая сова ухнула ей, но потом поняла, что это всего лишь метод привлечения внимания на себя. Эр развернулась и, раскрыв и уложив крылья, ухнула в ответ. Зачем? Да просто так, а что ещё было делать?
Почему-то сейчас остроглазая совершенно не хотела разговаривать, недавние события стояли комом в горле, словно кусочек мышки, который почему-то не желает проглатываться. В саванне вообще всё было ужасно, на взгляд Стрелы. С самого начала Эр еле-еле могла балансировать на воздушных вихрях, да ещё и этот долгий дождь мешал хорошо видеть. Тогда Остроглазая полагалась не на свои глаза, а на другие органы чувств. В основном слух. Иногда Эрея задумывалась, как бы она жила, если бы была глуха? Она не услышала бы уханья этой гостьи-совы, возможно, что она даже бы не дожила до этого уханья.
Ветер будто подтолкнул Стрелу вперёд и она, раскрыв крылья села на ветку, что находилась около той, на которой сидела неожиданная гостья.
- А ведь она, вполне возможно, слышала последние слова моего размышления. Интересно, кто она и откуда, - и как только этот вопрос пролетел в сознании Стрелы, она решила, что спросит об этом обязательно, наверное даже в первую очередь. Поудобнее обхватив когтистыми лапами ветку дереве, Эр уже хотела открыть клюв, как порыв ветра перебил её, чуть не уронив с дерева.
- Вот и села я поудобнее... - пробурчала себе сова и уселась с большей тщательностью и осторожностью. Наверное, это её своеобразное падение выглядело очень даже смешно, ведь этот  неожиданный порыв ветра застал Стрелу, когда она уже разинула клюв и хотела начать говорить. Сначала Эр перевела взгляд вниз, на землю, а потом вновь посмотрела на прилетевшую сову и наконец сказала:
- Рада встрече. Давно ты в наших краях? Я знаю много здешних сов, а вот тебя, почему-то не помню. Откуда ты?
Эр вновь посмотрела на землю, что-то казалось ей странным, то ли листья шуршали не так, то ли что-то ещё предупреждало сову о будущем. Стрела то и дело поглядывала вниз, ожидая неожиданностей.

Отредактировано остроглазая; (2013-03-21 14:29:47)

0

8

- Скучаю я по нашему Робби. Опять куда-нибудь ввязался, надеюсь не в какую-нибудь передрягу связанную с незваным Духом. Да что ему понадобилось от нас? - Нил и правда, был весьма удивлён его появлением, ведь мало кто вообще видел Духов, а тут сразу все кланы, да ещё и одиночки тоже. весьма странно и удивительно.
Сестра согласилась, пойти с ним за птицами, видимо она и сама давно не ела, хотя, после такого аппетит сразу пропадает, по крайней мере у Нила пропал, но лис знал, что поесть просто необходимо, иначе к вечеру загнутся можно.
Совершенно неожиданно раздался позади рыжего хриплый, запыхавшийся голос Августа Германика - нового вожака. У него был усталый вид, но тем не менее, он сразу же поинтересовался о самочувствии Нила и Вьетты. Рыжий не знал, как теперь общатся с Августом, он ведь стал вожаком, а если не почтительно говорить с ним так, как он привык?
Нил замешкался.
- Мы в порядке, Август, - наконец, начал рыжий, решив говорить так, как и прежде. - Ты сам как? Ну и видок у тебя, не позавидуешь. Такое чувство будто раза четыре упал с обрыва. Потрёпанный ты. Сильно. Мы учуяли птичек, если голоден, пойдём за нами.
Нил ещё несколько минут постоял на месте, выслушивая ответ Августа, а затем пошёл вперёд, периодически оборачиваясь на Вьетту, проверяя, не потерялась ли она так, как это сделали Ритош и Роберто.
- Где-то здесь.
Птичий запах сильнее ударил в нос рыжему прохвосту. Он ещё раз принюхался и понял, что птиц уже вряд ли получится достать. Обе на дереве.
-Кажется, мы опоздали, ребята. Птички упорхнули на дерево. Может просто поболтаем с ними тогда? Ну а что? Делать всё равно нечего. Может и согнать с веток получится.

0

9

- Скучаю я по нашему Робби. Опять куда-нибудь ввязался, надеюсь не в какую-нибудь передрягу связанную с незваным Духом. Да что ему понадобилось от нас? - по Нилу было видно, что он и вправду недоумевает. Вьетта как обычно вместо ответа пожала плечами.
- Нет, ну правда, откуда мне-то знать? - мысленно фыркнула лисица.
Неожиданно позади брата с сестрой послышался новый голос. Это был Август Германик. Вьетта вопросительно посмотрела на Нила. Тот замешкался ненадолго, а потом ответил:
- Мы в порядке, Август. Ты сам как? Ну и видок у тебя, не позавидуешь. Такое чувство будто раза четыре упал с обрыва. Потрёпанный ты. Сильно. Мы учуяли птичек, если голоден, пойдём за нами.
Вьетта оглянулась, и, чуть прищурившись, сказала:
- Правда, пойдём с нами. Тебе, должно быть, досталось сильнее, чем нам, - лисица кинула сочувственный взгляд на Августа, потом посмотрела вперёд. Нил ещё раз оглянулся, и, принюхавшись, промолвил:
- Где-то здесь, - потом, ещё понюхав воздух, брат продолжил, - Кажется, мы опоздали, ребята. Птички упорхнули на дерево. Может просто поболтаем с ними тогда? Ну а что? Делать всё равно нечего. Может и согнать с веток получится.
Вьетта фыркнула и села, по ходу дела что-то бурча себе под нос. Потом она ответила:
- Может, пойдём дальше? Какое удовольствие сидеть на мокрой земле, на голодный желудок, особенно тогда, когда потенциальная пища где-то рядом? - она оглянулась на Августа, - Ведь так?

Отредактировано Вьетта (2013-03-30 21:37:54)

0


Вы здесь » Animals: Life outside the city » Запад » Юго-Западные чащи